К премьере оперы «Свадьба Фигаро». Художник Виктор Шилькрот о работе над спектаклем

Виктор Шилькрот, художник-постановщик оперы «Свадьба Фигаро», в преддверии премьеры спектакля рассуждает о вечном вопросе платы за успех и изучает язык, на котором сама сцена говорит со зрителем.

На сцене нашего театра будет возведена роскошная современная вилла. Как вы ее придумали?

Мы долго думали над тем, в каком времени и месте будет происходить действие постановки, и должны ли мы сохранить реальность, заданную Бомарше? Но вдруг поняли, что в этой опере есть масса забавных наслоений: австрийский композитор Моцарт, французский драматург Бомарше, действие происходит в Испании, поют на итальянском, спектакль ставится в Нижнем Новгороде. Тогда стало очевидно – степень условности возрастает с каждой минутой, и это позволяет экспериментировать со временем и пространством. Сама история, ее комедийный и одновременно драматичный сюжет настолько современны и созвучны настоящему дню, что мы можем, сохранив историю, изменить время действия. Так в моих мыслях стала рождаться эта вилла – современная, стильная, настоящее воплощение мечты.

История Фигаро кажется вам современной?

zaxvatyvayushhaya-repeticiya-opery-svadba-figaroАбсолютно. Сюжетная линия, связанная с харассментом, прослеживается здесь очень явно. Вместе с тем, это история о том, какую цену люди готовы заплатить за счастливую, роскошную жизнь, за прекрасную карьеру? История харассмента, движения MeToo и инцидент с Харви Вайнштейном, как вижу их я, это очень конфликтные и дискуссионные темы, потому что они ставят перед нами важные вопросы: как ты добиваешься успеха и чем ты готов пожертвовать? А как используют свою власть те, кому она дана?

Кстати, у вас в театре идет спектакль «Красавец мужчина», который тоже заставляет задуматься, почему красивому человеку объективно легче добиться высот, чем человеку несимпатичному. Это несправедливо, но это так. А то самое «Право Синьора» из «Свадьбы Фигаро» продолжает в той или иной степени существовать по сей день, будь то право босса, право директора, главного режиссера и так далее. Оно незримо нас преследует. Как будто за два века ничего не изменилось.

Какие цели вы ставили перед собой, создавая декорации современной испанской виллы?

nadezhda-maslovaОпера «Свадьба Фигаро» будет идти на итальянском языке, и несмотря на то, что на экране можно будет прочесть перевод, мне хочется, и это одна из задач постановщиков, чтобы зритель понимал все и без перевода — из музыки, из мизансцен, игры актеров, динамики и ритма. И в этом ключе пространство сцены становится тоже таким «говорящим» инструментом. Поэтому я посчитал, что современный антураж в хорошем смысле упростит для зрителя восприятие действия и даже сделает действие более смешным.

У нас были размышления: может перенести действия в декорации офиса или киностудии? Но мы оставили заданную Бомарше, продолженную Моцартом, саму ситуацию, что это дом графа Альмавива. Только в нашем современном прочтении он может быть и не граф, а олигарх или высокопоставленный политик.

7b7a0378Я стремился к тому, чтобы, когда открылся занавес, зритель увидел эту прекрасную, шикарную жизнь на Средиземноморье, которая теперь, в связи с бесконечными ограничениями, от нас, увы, еще немножечко дальше.

Представьте: Испания, жалюзи, особенный свет, блики, море, которое видно за дверями террасы… Я создавал место, в которое хочется попасть.

Когда бы ни состоялась премьера, я уверен, что у нас на улице будет холодная, серая погода, а на сцене предстанет совсем другой мир, полный солнца и тепла. И всем нам хочется там оказаться. А как это сделать? Для этого нужно через что-то перешагнуть. Вот Фигаро с Сюзанной в итоге не перешагивают эту грань и остаются верны своему чувству. Кто в итоге победитель в этой ситуации? Граф и графиня выигрывают свою красивую жизнь, а Фигаро и Сюзанна — свою любовь. Что важнее? На этот вопрос мы все ищем ответ. Но для меня важно, чтобы эта вилла выглядела как воплощенная мечта: с гардеробной, полной нарядов и туфель, и бассейном, со всеми этими атрибутами счастья и благополучия.

Язык не поворачивается назвать эту виллу — просто декорациями, она — полноценный участник действия!rustam-kasimov-na-sajt

На самом деле, пространство сцены в этом случае задает правила игры, и на этот раз декорации получились весьма реалистичными. Они в некотором смысле даже отсылают нас к миру кино.

Если мы будем внятны, а история будет легко «читаться», то зритель быстро включится с нами в эту игру еще во время увертюры, и дальше по этим правилам будет с нами существовать.

Вам больше нравится работать с историческими декорациями или современными?

У меня нет предпочтений, все зависит от задачи. Но вообще я repeticiyaчеловек очень традиционного мировоззрения, и мне трудно работать с какой-то чистой абстракцией, мне нужен адрес. Я не могу работать просто с формой, мне нужно, чтобы за ней стояло содержание, понятная мне ассоциация, и тогда я сделаю все, чтобы она была понятна зрителю.

Мы обсуждали и более абстрактные решения, но режиссер-постановщик Дмитрий Белянушкин пытается двигать эту постановку больше в сторону драматического театра, в сторону человеческих взаимоотношений, и, кстати, это тенденция, которой следует опера во всем мире.

Что вы чувствуете, работая над этим проектом?

Работать над этим проектом — это счастье, не смотря, на то, что процесс затянулся по многим независящим от нас причинам. Я с нетерпением жду премьеры, хочется увидеть артистов в костюмах, чтобы все это пространство ожило.24-marta-2020g