Ширвани Чалаев: «Душа звучит через голос человеческий».

Ширвани Чалаев — композитор, народный артист РСФСР посетил наш театр, чтобы посмотреть постановку оперы «Казаки», написанной им в 2008 году. Он рассказал нам о жизни в горах, учебе в Московской консерватории имени П.И.Чайковского и своем особом отношении к музыке. 

 

- Расскажите, как шла работа над созданием оперы «Казаки»?

    sh-chalaev-kazaki-glavnye-geroi-06Прежде всего, мне очень нравится Лев Николаевич Толстой, очень нравится эта история, им написанная, и главный герой вызывает какую-то мужскую симпатию, я понимаю его. Поэтому я написал эту оперу, как об очень близких себе людях. Я написал ее взахлеб, стремительно, я не знаю, как это назвать — вдохновением ли, но если что-то тронуло меня, то это происходит очень быстро, исходит из самого сердца.

- Какие впечатления у вас от постановки «Казаков» в нашем театре?

    У вас в театре прекрасные артисты, очень нравится бас — Виктор Ряузов и исполнитель партии Оленина — Алексей Кошелев, исполнение партии Марьяны мы слышали от разных исполнительниц: Татьяна Гарькушова и Екатерина Ефремова — обе замечательные, просто изумительные, очень чувствующие, прекрасные солистки.

- Как композитору вроде вас живется в мире современной музыки?

    Я не воспринимаю современную эстраду. Я не ругаю, но лично я не могуsh-chalaev-kazaki-08-gorec это воспринимать, пустое проведение времени. Я всегда прошу переключить, когда вижу такое по телевизору, не могу слушать, говорю: я сейчас разобью телевизор! Я понимаю, вины этих артистов нет, но физиологически не выношу. Я учился в консерватории, закончил аспирантуру, после этого современная эстрадная музыка для меня невозможна, примитивна, не разумею такого.
    Под народные, горские песни ведь тоже танцуют, но совсем другие танцы, в них есть собранность, достоинство, ответственность, они — не про что-то низменное. В горах нельзя валять дурака. 

- Поведайте нам о жизни в горах.

    В горах — особенная тишина, там нельзя издавать громкие звуки. Там любой камень реагирует, любая трава реагирует. В горах люди говорят другими интонациями, присутствие гор все делает другим, даже самые обыденные разговоры там нужно вести по-другому. У горских людей другое отношение, они иначе чувствуют окружающий мир, они уважительно относятся к камням, склону горы, цветам и не нарушают их покоя своим вторжением.
    sh-chalaev-kazaki-07В горах царит обстановка сосредоточенного внимания — не выпячивать себя, быть скромным.
    Знаете строки Лермонтова «Горные вершины спят во тьме ночной»? Так вот я узнал, что горные вершины не спят в ночи. Я лично, много раз убеждался в том, что горные вершины поднимаются в ночи. Мой сын Камиль, когда был маленьким мальчишкой как-то раз кинулся ко мне и говорит: «Папа, мне страшно, горы поднимаются!» Так и есть, в темноте, когда все краски дня уходят, гора словно становится еще выше, могущественнее. 

- Как музыка вошла в вашу жизнь?

    Я вам расскажу, какой у меня в детстве был случай, когда я был еще совсем маленький — у моей сестры был зоб, мы с ней ходили к целителю, и мне на руку целители повязали амулет и сказали: «Если потеряешь его — умрет сестра». Я шел домой, собирал какие-то травы, играл с камнями, и вдруг увидел, что я потерял талисман, кинулся обратно, стал искать, но конечно, не нашел. Я был абсолютно уверен, что теперь сестра умрет, мною овладел страшный ужас. Я поднялся на гору, и там я плакал и пел. Так я в sh-chalaev-kazaki-02первый раз услышал свой голос, до этого я уже пел в ауле, но никогда сам не слышал себя. Удивительно, что я не учил стихи, но я легко их запоминаю, и не знаю откуда в мою голову тогда пришли такие строки: «Под горою я плачу, над горою ты плачешь, от жалости к нам обоим в небе ангелы плачут». Такое душевное потрясение я испытал.
    А в это время в ауле были люди, которые ходили в культпоходы, и они услышали, как я пел там, на горе. Они стали ходить по аулу и спрашивать — кто пел, что за мальчик? Все хотели найти, узнать, так их поразило то, что они услышали. Спрашивали и мою маму, но она не подпускала никого, чтобы не сглазили меня, сказала им — нет, нет, никого тут нет.
    Мне кажется, звук всегда, как будто, очень ценил такое мое особое, бережное отношение к нему, неимоверное уважение.
     К музыке вообще нужно относиться очень бережно, трепетно, потому что самое прекрасное, самое святое, интимное, самое божественное, что есть в человеке, его душа — она находит выход и звучание через голос человеческий. 

- Расскажите о том времени, когда вы учились в консерватории, о людях, которые вас окружали.

   shirvani-chalaev Поступление в консерваторию было вообще таинственное явление для меня, я же не учился музыке вообще, в 19 лет впервые к пианино подошел, я до этого только на аккордеоне немножко играл. А потом блестяще сдал экзамен по фортепиано.
     В консерватории меня окружали выдающиеся люди: Борис Александрович Покровский — великий человек, который все, что у него было, отдавал музыке. Это была огромная планета, которая увы уже исчезла с нашего небосвода. Когда его не стало, я пел на прощании с ним, страстно пел. Я безумно любил этого человека, выдающийся человек России. А Дмитрий Дмитриевич Шостакович! У него был ученик Борис Тищенко, он написал гениальный балет «Ярослава», непостижимо талантливый. Когда у Шостаковича начались проблемы со здоровьем — Тищенко сказал: пусть у меня отнимут сердце, отдадут Дмитрию Дмитриевичу, только бы он продолжал жить. Такие великие, преданные были люди.

 Анна Лобова
Фото Ирины Гладунко